english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



Статьи

Багрунова В.П., Отзывы американской прессы об участии Шаляпина в оперных спектаклях

материал из рассылки Багрунова В.П.
 
К взаимооношениям Карузо и Шаляпина в период американских гастролей я еще вернусь, а теперь о критике шаляпинских выступлений в американских газетах того времени. Насколько мне известно, в русскоязычной печати никогда не было объективного анализа американских спектаклей с участием Шаляпина и никогда рецензии на эти спектакли не были опубликованы, поскольку отношение рецензентов к искусству Шаляпина, в основном, было негативным. Вот фрагменты из рецензий:
-Musical Courier, Jan. 22, 1908... the Russian basso has not made the expected sensation here;
Chaliapine is very ordinary basso, who sings in a vulgar way, without polish or refinement, and who has a very bad tremolo. As a singer he is not to be mentioned in the same month with Pol Plancon. As an actor he is only fair, always taking advantage of his great height, his massive limbs, his fine chest and magnificent stage scenery and the limelight. His method of taking the odd curtain calls naked and the even ones in fun is but part and parsel of his manner of singing. He is not even a good basso. Journet, and even Arimondi, are better.
Реакция прессы после дебюта Шаляпина в “Мефистофеле” (из книги The Metropolitan Opera by I. Kolodin, NY 1966): "His debut, in Mefistofele on Nov. 20, roused admiration... for 'sustained power, consistency and coherence' in his acting and for an 'exceptional' vocal technique. By contrast with Renaud's devil, however, Chaliapin's descended to actions K. called 'disgusting frankness' and H. rated as 'cheap claptrap'. On A... Chaliapin made 'a deep impression... if not always a wholly agreeable one"... "Although Chaliapin left America with bitter complaints of a press cabal and a determination never to return (it was a dozen years before he relented), it is more likely that the unified reaction was merely against his naturalistic acting, a rude shock to a generation reared on the refinement of the De Reszkes, Plancon, the elegant Maurel, and Scotti. When he sang Basilio in Il Barbiere on Dec. 12, his 'mugging'... did please, nor did his nose-blowing through the fingers. 'Acceptable' was all that could be said of his singing. As the Gounod Mephistopheles in Faust on Jan. 6, the Sun found him 'hoarse... raucous in tone... rude... boisterous... without respect for the manner of the composer".
(Марсель Журне, Эдуард де Решке, Поль Плансон, Морис Рено, Виктор Морель, Антонио Скотти – выдающиеся французские и итальянские певцы-актеры, басы и баритоны, современники Шаляпина, с которыми сравнивали его актерское и вокальное мастерство, - Я.Р.).
На мой взгляд, многое в негативной критике шаляпинского пения может быть также отнесено к записям, сделанным непосредственно перед гастролями. Оценивая эти записи с позиций послегастрольных изменений в вокальной технологии Шаляпина и улучшения тембровых красок его голоса, подтверждаемых записами 1908, 1910 и последующих г.г., можно полагать, что критика, в основном, была объективной и, возможно, помогла ему добиться последующих улучшений.
В. Теляковский об американских гастолях Шаляпина Из книги В. Теляковского “Мой сослуживец Шаляпин”:
«…первая поездка Шаляпина в Нью-Йорк оказалась роковой для его судьбы… После знакомства с Америкой Федор Иванович изменился сам. О новых партиях он стал думать мало и чаще сообщал о них интервьюерам, чем работал над ними, о новых постановках он уже не был в состоянии, как когда-то, говорить взволнованно и долго. Это время было переломом в его артистической карьере. Русская опера уже не интересовала его, как прежде, хотя он ее еще ценил. Теперь его стал интересовать тот интернациональный ходовой репертуар, который он будет петь за границей… Как художник и как новатор оперного театра Федор Иванович остановился в своем развитии. В операх он иногда стал переигрывать, в частности, в “Севильском цирюльнике”. Его царь Борис со временем измельчал в масштабах, и в сцене галлюцинаций уже появился налет театрального мелодраматизма, пришедший на смену былому трагическому пафосу величайшего напряжения».
Перелом в жизни и искусстве Шаляпина
Директор императорских театров В. Теляковский, будучи теснейшим образом связанным с Шаляпиным на протяжении почти десятилетнего предгастрольного периода, в своей книге написал о нем и его искусстве много верного, с чем нельзя не согласиться. Несомненно, период американских гастролей явился переломом в жизни и искусстве Шаляпина, но роковой эта поездка в Нью-Йорк, на мой взгляд, не была. Наоборот, только после нее появился настоящий ШАЛЯПИН, и Америка помогла ему выбрать правильный дальнейший путь в его искусстве.
 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 10 - 10 из 19

© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236