english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



14

    Первоначально Шаляпин не придал особого значения инциденту с невольным своим участием. Он не сразу и узнал о резонансе, который вызвало необычное, но в сущности, “околотеатральное” событие. Очень скоро артист уехал на гастроли в Европу, где его однако настигли неожиданные последствия того, что случилось при его вынужденном участии: травля прессы, искреннее возмущение даже некоторых из друзей (негодующее письмо певец получил от художника В.Серова, которого очень ценил), освистывания зрителей из числа русских эмигрантов. Шаляпин был настолько унижен и оскорблён, что решил какое-то время не возвращаться в Россию. Об этом в конце февраля он писал своему адвокату и другу М.Ф.Волькенштейну, а также В.А. Теляковскому. Только их искреннее и горячее участие, как и других подлинных друзей, помогло Шаляпину отказаться от такого намерения. Певец попытался давать объяснения в прессе: интервью «Правда о Шаляпине: Беседа с Ф.И.Шаляпиным в Монте-Карло» напечатала «Петербургская газета» — 24 марта 1911 г.; другое интервью — «Объяснения Шаляпина», записанное французской писательницей К.Северин, – появилось в «Киевской почте» 21 июня. Они, несомненно, были услышаны, однако далеко не всеми.

    До Горького эти объяснения, по-видимому, не дошли: упоминаний о них в письмах писателя нет. Напротив, на Капри стекалась прежде всего порочащая Шаляпина информация. Такого рода сведения из газет Горький получал в виде вырезок от анонимных доброжелателей. Очень был задет писатель интервью, якобы данным Шаляпиным газете «Столичная молва» (1911, 24 января / 6 февраля), где сообщалось от лица певца, что «патриотический порыв» увлёк его, и этим «порывом» он «увлёк весь хор на колени». «Признавался» Шаляпин также в этом сфабрикованном интервью, что у него «была мысль просить за … лучшего друга, за Максима Горького. Просить о милости для него». У Горького при чтении этого известия, как писал он сыну, «руки со зла тряслись». Однако писатель не заметил появившихся опровержений, например в газете «Утро России». 9 (22) февраля в ней сообщалось о письме артиста с «объяснениями» – что интервью и все эти комментарии «совершенно фантастичны и выдуманы с начала до конца» (33).

    Когда в конце июня (по старому стилю) Шаляпин написал Горькому о желании приехать на Капри — чтобы «о многом поговорить», надеясь преодолеть то охлаждение к себе, которое таилось в долгом молчании писателя-друга, — тот ответил очень резким письмом. В нем были такие слова: «Мне жалко тебя, Фёдор, но так как ты, видимо, не сознаёшь дрянности совершённого тобою, не чувствуешь стыда за себя — нам лучше не видаться и ты не приезжай ко мне…» (34).

    Отношение Горького очень огорчило Шаляпина, и тогда – 18 (31) июля — он отправил на Капри большое исповедальное письмо обо всём случившемся — в чём он, если и был повинен, то без вины. Артист не оставлял надежды на прежнюю дружбу и понимание (35). И не ошибся: узнав, наконец, правду, писатель поверил другу, но считал, что ещё не время «встретиться без шума и скандала». И всё-таки встреча после этого письма Горького («Оно воскресило меня», — замечал певец в ответном послании) через некоторое время состоялась. 28 августа (10 сентября) Шаляпин уже был на Капри.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236