english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



18

    «Максим Горький – бунтующий поэт острова мира. Кого и что не любит он на Капри? Его творческий дух нашел мир, и с миром – забвение; это то, чего он желал: спящий остров навевает чувство невыразимого утешения. Некоторые критики говорят, что остров вреден духу Горького: это неправда. Горький умел только страдать, а теперь он научился радоваться жизни. И разве это большей частью не литературный труд, созидание и выражение жизни? Могло ли творчество Горького быть постоянным криком гнева, возмущения, жалоб? Только отражением чувств великого страдающего человечества? Благодаря обретенному душевному спокойствию Горький нашел новые акценты: критики должны подождать судить его. Он узнал удовольствие быть слегка забытым своей публикой на острове забвения и, как красавица, прячется, чтобы явиться потом более восхитительным в новом обличии».

    Субъективно-лирическая окраска рассуждений итальянского журналиста имела тем не менее реальную опору. Ведь исканиям Горького была свойственна разная направленность. И в каприйские годы он продолжал свои значительные критические темы, например – «разрушения личности» в мире собственности. Для разоблачительной линии его творчества тех лет показательны пьеса «Васса Железнова», повесть «Три дня» и, конечно же, «Русские сказки». А горьковское тяготение к жизнеутверждению проявилось почти одновременно в ряде рассказов из цикла «По Руси», а также в насыщенных романтикой «Сказках об Италии».

    В продолжении очерка журналист не пропустил одной из существенных черт облика Горького – выражения глаз,    покорявших нередко его очень разных собеседников. Гвиди так    говорил в связи с этим о встрече писателя со знаменитым артистом, родственным ему по духу связью с родной землей: « В некоторых покой Горького возбуждает зависть. Его одиночество кажется таинственным средоточием козней и интриг: прекрасные, простодушные, детские глаза старика выражают удивление: почему так неверно истолкованы его сосредоточенность и его задумчивость?

    А тем временем прошлое лето дало необычный ответ. С ним был русский тенор Шаляпин, который склонился в сторону царя, когда пел Бориса Годунова, чем вызвал гнев многих.

    Что общего у такого человека с Горьким? Приезжие и коренные жители острова узнали это однажды вечером: певец и поэт пели старинные песни Святой Руси, все еще юного огромного народа, из которого они оба вышли.

    Шаляпин, на открытой террасе, в ночи, пел чудесно, глядя на луну и на море, в тишине шелеста цветущих растений. Внизу замерли, дрожа от волнения, люди.

    Потом Шаляпин вернулся к своей сценической славе: остров мог нанести ему вред, он ревнив, он захотел бы, как Сирена, увлечь его и овладеть им целиком, со всеми его песнями».

    Очерк завершает лирическая концовка, обращенная к думам Горького о России, которые, в понимании почитателя-журналиста, связаны с воплощением больших освободительно-гуманистических идей, близких также лучшим людям и в Италии: «Когда-нибудь остров вернет Горького миру хороших и плохих людей; но вернет его лучшим, чем он был, так как он станет человеком-поэтом, который прожил магическую сторону жизни, узнал, как саркастическая усмешка становится улыбкой. В ожидании этого момента Россия Красного воскресения, разумеется, и сама станет лучше…» (44).

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236