english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



21

    В том же интервью «Одесским новостям» (1 (14) марта) Бунин не случайно говорил о своем отношении к событию, связанному с «коленопреклонением», даже и к этому времени не всеми забытому: «Известный инцидент с Шаляпиным в Мариинском театре произвел удручающее впечатление на Горького, но в личном объяснении Шаляпин представил дело в ином свете и убедил своего старого друга, что кампания против него – плод сплошного недоразумения, что он остался прежним Шаляпиным и виноват только в том, что слишком близко принял к сердцу нужды хора Мариинской сцены». Бунин совершенно справедливо считал, что точной информации о случившемся всё ещё недостает широкой общественности. В тот момент, когда «шум» по поводу инцидента разыгрывался в прессе, писателя не было в России – он находился в дальнем заграничном путешествии, теперь же ясно заявлял о своей поддержке Шаляпина.    И ещё почти через год, вновь вернувшись с Капри, выражал ту же точку зрения – поддержки позиции самого артиста и защиты его достоинства. В интервью одесской газете «Южная мысль», напечатанном 17 апреля 1913 г., Бунин говорил: «Отношения между Горьким и Шаляпиным по-прежнему хорошие… Вообще вся эта история, происшедшая во время спектакля, слишком была раздута и неправильно освещена. Публика имеет превратное понятие об этом факте…».

   

***

    Приезд Шаляпина на Капри в 1912 г. запомнился молодому литератору А.А.Золотарёву, о чем сохранились его очень краткие, правда, поздние, 1930-х годов, воспоминания. Они долгое время оставались мало известными, хотя и представляют интерес.

    Среди русских каприйцев А.А.Золотарев находился в центре внимания, совсем не претендуя на это по своей органичной христианской этике. В одном из горьковских писем он в шутку назван «главным Алексеичем». А ведь на Капри бывало немало русских с этим простым именем или отчеством — сам Горький, Бунин, Новиков-Прибой и, наконец, Алексей Алексеевич Золотарев. Но «главным», отчасти и по вполне серьезному поводу, именно Золотарев стал потому, что был избран — общим доверием и уважением — председателем «Каприйского общества взаимопомощи». Это общество действительно помогало многим. И было кому. Ведь на Капри оседали, как правило, интеллигенты, жившие по большей части явно скромными литературными заработками.

    Каприйская колония получила известность в Италии не только благодаря заслуженному общественному и литературному авторитету Горького. Русские каприйцы — литераторы и художники — стремились к освоению великой культуры Италии, к установлению на своем творческом уровне русско-итальянских культурных связей. Золотарев проявлял в этом горячую заинтересованность.

    Личность Золотарева долгое время недооценивалась. Он явно не вписывался в ту шкалу ценностей, по которой только революционная целенаправленность считалась несомненной, вне всяких подозрений. Однако сравнительно недавно о Золотареве появился ряд интересных работ (50).

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236