english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



36

    В чем же заключалась обоюдная «рассерженность» друзей друг на друга, хотя они и нашли понимание? Шаляпин считал себя нравственно и профессионально правым, искал именно таких оценок своих поступков. Горький подходил к случившемуся прежде всего с «социально-педагогической» точки зрения. Так он и скажет в своем «Письме к другу», которое будет написано с целью защиты Шаляпина. Человечески Горький понял «невиновность» артиста, но в то же время разделял те неоправданные оценки его «поступка», которые стали для многих решающими в «суде» над ним, составили «раму общественного мнения». Для Горького императив гражданственности, в самом широком смысле, как и для Н.А.Некрасова –

    «Поэтом можешь ты не быть,

    Но гражданином быть обязан…» (14)

    — являлся наиглавнейшим. В своей творческой деятельности он соединял литературу и общественную борьбу. Потому и в самых высоких оценках Шаляпина — «лицо символическое» для русского искусства — Горький акцентировал в первую очередь не общенациональное, а именно социальное: «это удивительно целостный образ демократической России, это человечище, воплотивший в себе все хорошее и талантливое нашего народа, а также многое дурное его» (15).

    В искреннем желании поддержать и защитить Шаляпина Горький на первый план выносил свои — не только оппозиционные, но и революционные — воззрения, что могло привнести в дальнейшее обсуждение «театрального инцидента» очень громкие политические ноты, чуждые тому, что произошло. Ведь Шаляпина волновало нечто другое: нелепый случай стал поводом для унижения - его личного достоинства, а также авторитета его артистической деятельности, получившей самое высокое признание на родине и во всем художественном мире. Знаменитый оперный артист прославился на театральных подмостках; политические дискуссии не были сценой его деятельности. Что касается Горького, то он по-своему («по-некрасовски») подходил к развернувшемуся вокруг инцидента конфликту между приоритетом нравственных и профессиональных интересов и давлением общественного мнения. Так или иначе писатель выделял во всем происшедшем первенство и столкновение социальных мотивов. Разные предпочтения не могли не вызывать споров между артистом и писателем.

    ***

    «Невольность» участия Шаляпина в «гнусной истории», как это понимал сам певец (16), открылась Горькому очень поздно, но теперь им вместе предстояло размышлять и решать, как объясниться с прессой и публикой по возвращению артиста с гастролей в Россию.

    Прошло уже немало времени с момента инцидента и первых очень болезненных нападок – и предельно резкого письма Амфитеатрова, ходившего по рукам, и, например, развязного фельетона без подписи (значит, редакционного) «“Счастливый случай” в жизни Ф.И.Шаляпина», напечатанного в газете «Утро России» 25 января 1911 г. В нем интервью с певцом, вымышленное «Столичной молвой», изданием откровенно «уличным», тоже живописалось как подлинное. Фельетон заканчивался в грубых и оскорбительных выражениях. В нем было заявлено: «как и следовало ожидать», «признано просто-напросто “хамством”» то «патриотическое», «стихийное движение русской души» певца, которое «увлекло его, а за ним и хор на колени».

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236