english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



41

    ***

    История с «шестью анархистами» получила в русской прессе некое продолжение. Если газета «Утро России» к этому моменту уже «успокоилась», то другая либеральная газета — «Русское слово», популярная и достаточно уважаемая, еще не высказавшись, особенно поторопилась в трактовке происшествия. 8 февраля в ней печаталось телеграфное сообщение из иностранных газет о том, что Шаляпин объяснил нападение на него группы анархистов «результатом травли, которая ведется против него революционной печатью», а 11-го известный фельетонист В.М. Дорошевич разразился в газете очередным своим бойким созданием под названием «Мания величия». Честь и достоинство артиста попирались в этом опыте «сатиры на случай» нещадно, а его общественные пристрастия именовались не иначе, как «ресторанные истории». Вот несколько выдержек:

    «Время гулящее, и места гулящие. Какие тут анархисты! Просто, вероятно, веселящиеся на Ривьере москвичи.

    Те самые, перед которыми г-н Шаляпин 18-го октября 1905 г. пел в “Метрополе” “Дубинушку”. <Заметим, что это был яркий эпизод конституционных ожиданий в московских событиях 1905 г. Шаляпин потом скажет о нём в книге «Маска и душа». — И.Р.>

    В гулящем месте началось. В гулящем и кончилось.

    Ресторанная история.

    И у г-на Шаляпина не первая . <…>

    И вообще г-н Шаляпин совершенно напрасно в числе своих ролей считает: — Политическую роль.

    Все просто и совершенно понятно. <…> Хочет иметь успех. <…> . Немного лавро-вишневых капель — отличное средство и против этой мании преследования и против маленькой мании величия».

    Наверное, по здравому размышлению, и не следовало обращать внимания на фельетонную фантазию Дорошевича, «веселящего москвичей» и российскую публику. Но ведь и этот, если не друг, то хороший приятель артиста, и «Русское слово», в редактировании которого журналист принимал участие, претендовали на формирование общественного мнения. Им верили! Слух об «измене народу» певца нарастал, как снежный ком, катящийся с горы. Потому Шаляпин так остро реагировал в числе прочего на «художества» «Русского слова» — в рисунках и фельетонах. Они вызывали у него «горестное и негодующее изумление» своей низкопробностью, злостью, бескультурьем. Так он напишет через годы в воспоминаниях «Маска и душа» (23).

    Выступление именно Дорошевича было для Шаляпина особенно обидным. Журналист знал артиста немало лет. И как ярко освещал действительный триумф певца на европейских сценах в роли Мефистофеля - в разных операх: А.Бойто «Мефистофель» и Ш.Ф.Гуно «Фауст»! Это было в начале 1900-х г. Тогда Дорошевич рассказал, между прочим, в одной из своих статей совсем другую «ресторанную историю», свидетелем которой стал в момент работы Шаляпина над оперой Гуно в театре «La Scala» в 1904 г. Журналист увлеченно передавал российским читателям свои наблюдения:

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236