english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



42

    «Шаляпин не только поет Мефистофеля. Он ставит «Фауста». И на этот раз сможет осуществить мечту своей артистической жизни. Дать тот образ Мефистофеля, который стоит у него перед глазами.

    Шаляпин — это Фауст.

    За ним неотступно следует по пятам Мефистофель. Мефистофель не оставляет его ни на минуту. Мефистофель — это не только его любимая роль. Это почти его мучение. Его кошмар.<…> Каждый спектакль к Мефистофелю прибавляется новый штрих. Мефистофель растет, как растет Шаляпин.<…>

    Шаляпин работает только столько часов, сколько не спит. <…> Как часто друзья просиживали с Шаляпиным ночи напролет где-нибудь в ресторане, не замечая, как летит время.

    Публика заглядывала. — Шаляпин кутит! Назавтра рассказывали: — Кутил ночь напролет!

    И ночь, действительно, проходила напролет.<…> А забытая, давно уж переставшая шипеть бутылка выдыхалась и теплела. Ночь проходила в разговорах. В спорах не о ролях, о художественных образах. Часы за часами улетали в рассказах Шаляпина, как он представляет себе Мефистофеля, как надо спеть ту, эту фразу, каким жестом, где, что подчеркнуть.

    Я не знаю артиста, который бы работал больше, чем этот баловень природы и судьбы. У него нет свободного времени. Потому что все свое «свободное время» он занят самой важной работой: думает о своих художественных творениях». Дорошевич завершал очерк не столь уж далекого времени на самой высокой ноте: «И, глядя на Шаляпина, думалось, что эти его гастроли в Милане впишут новую, блестящую, победную страницу в летописи русского искусства» (24).

    ***

    Нападки и оскорбления именно в феврале 1911 г. довели артиста до такого состояния, когда он, по собственному признанию потом в письме Горькому, «потерял совершенно всякое присутствие духа и положительно не знал, что <…> делать» (25). В момент отчаяния Шаляпин решает даже расторгнуть свой контракт с Императорским театром и не возвращаться какое-то время в Россию. Об этом он извещал и директора Императорского театра В.А.Теляковского, и своего друга и поверенного в делах М.В. Волькенштейна Такие письма были написаны им и отправлены 24 февраля 1911 г.

    Отношение и того, и другого к намерению Шаляпина, искренность их сочувствия и понимание, а также «резоны» не только строго делового характера успокоили артиста. Уже в другом настроении 11 марта он писал Волькенштейну: «Я получил письмо и твое, и Теляковского в ответ на мои печальные строчки, и скажу, что тронут <…> до глубины души. <…> Вы, действительно, правы — не стоит обращать внимания на змей шипящих. Однако, милый мой, это шипение продолжается так долго и так упорно, что, говоря по совести, мои нервы начинают сдавать». Шаляпин сообщал, что «вырешит окончательно, что делать и как быть» в мае месяце, а перед этим хочет связаться с Горьким: «Пока все предложения петь отклоняю и жду сейчас К.П.Пятницкого <…>. Таким образом я узнаю, как реагировал на всю гнусную историю Максим Горький. Ты знаешь, как я обожаю этого человека, и, конечно, нисколько не думаю, чтобы он переменился ко мне, ибо он знает меня за человека такого же, какого знаешь ты и какой я есть на самом деле. Однако, может быть, посторонние люди сумели уже что-нибудь сделать против меня, как-нибудь его восстановить — не знаю!..» (26).

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236