english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



13

    ЗАБЫЛ СЛОВА СТИХА НЕКРАСОВА(рассказ актера Ивана Пеняева)

    Друг Шаляпина Иван Петрович Пеняев вспоминает об одном его выступлении на сцене не в качестве певца, а рассказчика, чтеца. Сам Шаляпин, видимо, забыл об этом случае. Но в своей книге он упоминает о друге-товарище, который это рассказал. «Очень хорошо относился ко мне кавказский человек Пеняев. Он жил с какой-то дамой, чрезвычайно ревнивой и сварливой, а сам он был, хотя и добродушен, но тоже очень вспыльчив. Каждый день почти у них бывали драмы. Почти каждую неделю они разъезжались на разные квартиры, а потом снова съезжались. И каждый раз я должен был помогать им разъезжаться и съезжаться: таская с квартиры на квартиру чемоданы, картонки и прочее. Стояла зима, но я гулял в пиджаке, покрываясь шалью, как пледом. Пальто себе я не мог купить. У меня даже белья не было, ибо деньги почти целиком уходили на угощение товарищей. Сапоги тоже развалились: на одном отстала подошва, другой лопнул сверху. Как-то раз, примирившись со своей дамой, Пеняев на радостях подарил мне пальто. Оно было несколько коротко мне, но хорошо застегивалось, — его хозяин был толще меня. Но вскоре после этого случилась уличная драка, в которой я принял посильное участие. В бою у меня вырвали из рукава пальто всю подкладку вместе с ватой. Тогда, для симметрии, я выдрал подкладку из другого рукава и стал носить пальто «внакидку», как плащ, застегивая его на одну верхнюю пуговицу. Это делало меня похожим на огородное пугало». А между тем дела в труппе шли хорошо, успех следовал за успехом. Шаляпин, почуяв под собой почву, с гордым видом поглядывал на своих товарищей. У него стало появляться рвение выступать на сцене и в качестве артиста. Рассказывает актер Иван Пеняев: «Нельзя умолчать об одном курьезном случае — как Шаляпин выступал в качестве чтеца и рассказчика. Дело было так: в Уфу приехал бродячий захудалый фокусник, вся труппа которого состояла из его же семьи. Сняв театр у нашего антрепренера на один свободный вечер — субботу, этот фокусник, находя, очевидно, свою программу представления недостаточно интересной, пришел на одну из репетиций и обратился к хористам с предложением принять в его вечере участие, обещая «солидную» сумму за труды. Все отказались, и только один Шаляпин, выступив из толпы, смело произнес: «А вот я!» Соглашение состоялось, и, озабоченный предстоящим представлением, Шаляпин прибегает ко мне и просит дать ему что-либо прочесть или рассказать. Я дал ему стихотворение, теперь уже не помню какое, кажется, если не ошибаюсь, «Застенчивость» Некрасова. Сам я, очень заинтересованный моим протеже, решил отправиться послушать Шаляпина в его первом «концерте». В театре, кроме меня и нескольких хористов, так же, как и я, любопытствовавших увидеть нашего Шаляпина в роли «концертанта», никого из артистов не было. Публики было немного. После двух-трех номеров семейства фокусника на сцене появился Шаляпин: на нем был мой пиджак, который я ему дал, видя, что его порыжелый пиджак для чтения в «концертах», хотя бы и таких, не совсем удобен. Пиджак этот был так тесен и короток, что являя собою живое подобие тришкина кафтана, и вся фигура Шаляпина производила комическое впечатление. Наконец, Федор Иванович начал читать стихотворение, но на середине его он вдруг остановился, помолчал и смущенно заявил: «Забыл» и, мотнув на публику рукою, медленной и тяжелой поступью удалился за кулисы. Такой комический уход вызвал бурю аплодисментов, и Федору Ивановичу пришлось бисировать. На бис он начал рассказывать известный бурлаковский рассказ про «Ветланскую чуму», но и тут неудача преследовала чтеца. Как ни старался Шаляпин довести рассказ до конца, ему это не удавалось, и он несколько раз, не зная, как кончить, начинал снова. Вторично махнул безнадежно рукой и с благодушной улыбкой удалился со сцены. Снова раздались аплодисменты и крики «бис». В заключение Шаляпин довольно порядочно рассказал о том, как «генеральский петух ухаживал за капитанской курицей». Получив условленный «солидный куш» — 30 копеек, — Шаляпин повел присутствовавших хористов угощать на свой первый «гастрольный гонорар». 9 марта Иван Петрович Пеняев подарил свой фотопортрет с надписью на обороте: «Начинающему от начинающего артиста Ваньки Пеняева на память Феде Шаляпину. Старый друг лучше новых двух. 9 марта 1891 г., Уфа». Интересна судьба Ивана Петровича Пеняева — певца, режиссера, друга юности. «...Очень многим людям Шаляпин помогал, — вспоминала его дочь Ирина Федоровна. — Некоторые же его старые товарищи, с которыми отец работал в свои первые сезоны в Уфе и Баку, — Пеняев и Грибков, — часто жили в нашем доме. Будучи уже стариком, Пеняев жил у нас и ведал библиотекой отца...»

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236