english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



20

    ГОГОЛЬ-МОГОЛЬ ПОДВЕЛ ШАЛЯПИНА

    Сезон кончился. Труппа Яноша Семенова-Самарского разъезжалась. У Шаляпина контракт закончился, но он остался в Уфе. Актер и режиссер Иван Пеняев по-дружески посоветовал Шаляпину ехать в Москву и обратиться к директору музыкального училища П.А. Шостаковскому, обещая при этом ему свое содействие. Пеняев был убежден, что профессора этого училища, прослушав Шаляпина, без сомнения, примут в нем участие и не откажутся дать ему музыкальное образование. С радостью принял Шаляпин это предложение, хотя средств для поездки в Москву не было. В апреле 1891 года в Труниловской слободе (ныне улица Павлуновского) произошло событие, перевернувшее жизнь Шаляпина. Он вспоминал: «Деньги быстро таяли. Надо было искать работу. Но вдруг на наш грязный двор въехала отличная коляска. В ней, правя сытой красивой лошадью, сидел превосходно одетый человек. Я обомлел от изумления, услышав, что он спрашивает именно меня. Я вышел к нему и увидел, что это адвокат Рындзюнский, которого я не однажды видел в театре. Он поздоровался со мной, заявив, что желает говорить по «делу». Не решаясь пригласить его в мою убогую комнату, я столбом встал перед ним среди двора, а он объяснил мне, что местный кружок любителей искусства затевает устроить спектакль-концерт и рассчитывает на мое благосклонное участие. Я был польщен, обрадован, немедля согласился, начал усердно готовиться к спектаклю...» Но случилось несчастье. «К ужасу моему, за два дня до спектакля простудился и охрип, — пишет Шаляпин.— Как быть? Чего только не делал я с горлом: полоскал его бертолетовой солью, глотал сырые яйца. Ничего не помогало. Тут, на горе мое, я вспомнил, что от хрипоты помогает гоголь-моголь, в состав которого входят сырые яйца, коньяк и жженый сахар. Я тотчас же отправился в трактир, купил за 35 копеек полбутылки рома, вылил его в чашку, выпустил туда несколько штук яиц, затем растолок в тряпке сахар и стал поджаривать его на огне свечки в металлической ложке. Сочинив некое сильное пахучее и отвратительное на вкус пойло, я начал глотать его и пробовать голос. Мне показалось, что хрипота исчезает, а к вечеру, к репетиции, я был уверен, что голос звучит у меня совсем хорошо. Рындзюнский прислал мне фрак. Я оделся, сунул в карман бутылку с остатками гоголя-моголя и отправился к месту действия. Но на улице я вдруг почувствовал, что пьянею, почувствовал, но не сделал из этого должных выводов, а храбро явился в Дворянское собрание и, кажется, очень развязно заговорил, встретив Рындзюнского на лестнице в зал: — Здравствуйте, господин Рындзюнский! Как поживаете? Вот я и приехал! А! Адвокат пристально оглядел меня и спросил — с испугом, показалось мне: — Что с вами? — Ничего! А что? — Вы нездоровы? — Нет, ничего, здоров! Но я уже почувствовал в его вопросах нечто угрожающее мне неприятными последствиями. Так и случилось. Адвокат строго сказал мне: — Вы положительно нездоровы! Вам следует сейчас же ехать домой и лечь! Тогда, смущенный, я вынул из кармана бутылку проклятой бурды и объяснил: — Я, ей-богу, здоров! Но вот, может быть, этот гоголь-моголь... Он все-таки уговорил меня отправиться домой. С болью в сердце вышел я на улицу, чувствуя, что все пропало. Дома с горя завалился спать, и дня два не решался показаться на глаза Рындзюнского, печально поглядывая на его фрак, висевший на стене моей комнаты. Наконец, собрав всю храбрость, я завернул фрак в бумагу и понес его хозяину. К моему удивлению, Рындзинский встретил меня радушно, смеясь и говоря: — Ну, батенька, хорош гоголь-моголь выдумали вы! Нет уж, в другой раз я не советую вам лечиться домашними средствами. А то еще отравитесь! Пожалуйте завтра на репетицию. Я ушел домой, окрыленный радостью, и через два дня с успехом пел Мефистофиля...» В феврале 1968 года дочь Шаляпина Ирина Федоровна встретилась с уфимцами. Встреча проходила в актовом зале бывшего Дворянского собрания. По воспоминаниям очевидцев, она прочитала рассказ А.И.Куприна «Гоголь-моголь», сюжетом для которого послужил эпизод, происшедший с Шаляпиным именно в этом зале.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236