english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



24

о улице Гоголя: «В 1914 году я поселилась с мужем на квартиру по ул. Гоголевской и Маловоскресенской под № 1—6, к хозяйке Борисовой Стефании. Впоследствии, в июле 1917г., мы с мужем — я, портниха с 14 лет, муж, жестянщик — купили оба дома у хозяйки Борисовой. У хозяйки Борисовой в доме № 1, кв.1 в одной из комнат я увидела фотографию народного певца Ф.И.Шаляпина». Вот что рассказала Борисова Стефания моей бабушке (бабушке большой, как я ее звал, а маленькая бабушка была ее мама). В 1891 году квартировал у хозяйки Борисовой Федор Иванович Шаляпин. У Борисовых было, как нам известно, под № 1 на Гоголевской улице два дома. Проживал Шаляпин в первом, совершенно новом доме, пахнущем свежим деревом, любил русскую печку, отделанную рисованной плиткой, любил пироги, испеченные в ней. А раньше печь умели: мне пришлось еще пробовать пироги из той печи, приготовленные бабушкой большой. Федор Иванович поселился в угловой комнате, в которую выходила печь-голландка, тоже отделанная изразцовой плиткой, с латунной отдушиной на цепочке. Отдушина подавала тепло в комнату. Так вот, Ф.И.Шаляпин проживал у хозяйки в угловой комнате, очень уютной и чистенькой. Сами хозяева жили в комнате, где находились так называемые столовая и кухня. Федор Иванович же проходил в свою комнату через залу, где стояло огромное зеркало от пола до потолка, с очень красивым столиком какого-то темного дерева. Зеркало это состарилось, потускнело уже в начале 60-х годов нашего века. В зале также стоял комод того же дерева, что и резная оправа и столик под зеркалом. А во втором доме над оврагом, с балконом на реку Белую, где от самого дома до берегов реки рос прекрасный орешник, у хозяев было что-то вроде кабачка. Торговал хозяин пивом и водкой. На балконе стояли столы, и Шаляпин, приняв стопку-другую (по рассказам хозяйки моей бабушки) тут же на балконе такие песни закатывал, и его могучий голос разносился над рекой. «Аж, птицы замолкали», — говорила хозяйка. Во дворе двух домов росла густая сирень, под которой также любил сидеть Федор Иванович и петь, да с такой болью, такой тоской. Много набиралось слушателей с соседних домов — ремесленников, рабочих и другого люда. В подвале нашего дома проживала в то время благородная семья, была у них прекрасного звучания фисгармонь, на которой играла их дочь — гимназистка. Шаляпин очень любил слушать волшебные звуки этого инструмента. Этот чудный инструмент я еще застал, но перед войной 1941 года он куда-то запропастился. Много чего вспоминала бабушка из рассказов Борисовой Стефании. Помню, она рассказывала, что стоял во дворе двухэтажный сарай с сеновалом. И будто очень уж любил Федор Иванович поваляться в душистом сене, даже ночевал там. Но, прожив у хозяйки какое-то время, Шаляпин внезапно уехал, оставив некоторые из своих вещей. Остались после Федора Ивановича фотография, статуэтка и еще кое-какие вещи, которые хозяйка оставила моей бабушке в память о том, что в этом самом доме проживал — пусть и короткое время — народный певец. Да и очень смутное начиналось время, шел июль 1917 года... Отец мой, Кургузов Яков Васильевич, был очень аккуратным человеком, все у него хранилось по полочкам, все умел беречь. Приехал он в Уфу из Самарской губернии в 1921 году. Родители его и родственники померли с голоду в тот роковой 21-й год. Мой отец был одним из первых основателей метеостанции в нашей республике. Много трагического было в нашей семье — это наша боль, и она переплетается с памятью о Ф.И.Шаляпине. Дело вот в чем. 22 февраля 1931 года отца арестовали по доносу. При обыске в доме все срывалось, все топталось (всем теперь уже хорошо известно, как это делалось); почти полгода наша семья не могла разобраться и прийти в себя. И конечно, ни о каких вещах, оставшихся после Шаляпина, не могло быть и речи. Фотография, статуэтка и другие вещи — все было растоптано и поломано. Только где-то в 1957 году наша бабушка стала осторожно вспоминать о проживании великого певца в нашем доме, ведь Федор Иванович эмигрировал. Отец вообще молчал чуть ли не до последних своих дней, т.к. был раздавлен этой репрессией. Подписку о невыезде с отца сняли где-то в 1959—60 гг. А наша бабушка всю свою трудовую жизнь (работала с 8 лет) мечтала переехать на жительство в Подмосковье. Да и какие могут остаться вещественные доказательства после того черного дня нашего народа, времени, когда было все разграблено, предано, продано. И последнее: в середине 70-х годов нашего столетия в Уфу приезжала дочь Федора Ивановича Шаляпина Ирина Федоровна. Она предлагала сделать в нашем доме музей ее отца. Но энтузиастов в то время не нашлось, не до того, видно, было. Мы нищие, потому что духовно убоги. Что же мы оставим своему будущему поколению?» На мрачной ноте заканчиваются воспоминания Е.Я.Кургузова. Но сейчас 12 марта 1669 года принято постановление Кабинета Министров Республики Башкортостан «О создании в городе Уфе Дома-музея Ф.И.Шаляпина». Возможно, воспоминания Кургузова помогут в воссоздании обстановки старого дома.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236