english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



43

Как это на первый взгляд ни покажется странным, успех и признание, создавая, с одной стороны, благоприятные условия для творческого роста, с другой стороны, порождают неожиданные субъективные препятствия для развития таланта, иногда даже большие, чем неблагоприятные условия, мешавшие его утверждению. Не каждый молодой художник, музыкант, актер или певец могут понять, что первый успех, положительные рецензии, восторженные поклонники - эти счастливые моменты их жизни - таят в себе смертельную угрозу их таланту. У малодушных дальнейшее движение в искусстве прерывается бесплодными мыслями о своей необыкновенности, о своем таланте, который теперь навсегдагарантирует успех, благосостояние и поклонение. Творческие силы и энергия растворяются в самоудовлетворенном честолюбии. Незаметно прекращается движение таланта. Но остановка в развитии таланта - смерти его подобна. Преждевременно и неразумно захваленные одаренные молодые деятели литературы и искусства превращаются в посредственных ремесленников, живущих воспоминаниями быстро прошедшей славы. Творчество выдающихся деятелей искусства убеждает в том, что сила и жизнеспособность их талантов заключалась в том, что они никогда не были довольны собой и не могли остановиться на достигнутом, что успех и признание не снижали накала их творческой энергии. Уже в начале большого творческого пути Шаляпина проявилось это свойство его таланта. В дальнейшем оно стало одним из ведущих факторов его творчества. В любой момент своей жизни из нескольких возможных путей, какими бы они ни казались привлекательными, он очень зорко выбирал тот, который мог способствовать развитию его таланта. Ясный ум и творческая воля, закаленная трудностями и невзгодами жизни, научили артиста отказываться от того, что могло задержать движение вперед. Справедливость требует признать, что на заре оперной карьеры в Тифлисе Шаляпина окружали не только восторженные поклонники, но и подлинно требовательные, строгие друзья. Надо полагать, что его суровый учитель Д. Усатов сделал все возможное, чтобы одаренный певец не засиделся в Тифлисе. Поначалу высоко оценивший талант Шаляпина, музыкальный деятель и друг Шаляпина В. Корганов в статье, посвященной итогам тифлисского оперного сезона, также очень сдержанно писал о достижениях Шаляпина, упорно подчеркивал недостатки в его исполнении. Он упрекал Шаляпина в том, что певец удовлетворился успехами, поблагодарил Усатова за уроки и почил на лаврах. Резкий публичный упрек вполне мог отрезвить самолюбивого певца, если в какой-то момент он и колебался в решении своей дальнейшей судьбы.

Краткий комментарий. Тифлисский период творчества Шаляпина наименее известен и поэтому многие интерпретируют этот период исходя из своих, как правило удобных и понятных для себя представлений. Наиболее характерен взгляд, что Усатов привил ему правильное певческое дыхание, которое связывают с глубоким диафрагмальным дыханием. Эта трактовка связана прежде всего с тем, что сам Шаляпин нигде по поводу певческого дыхания ничего определенного не говорит. Традиция же глубокого диафрагмального дыхания уже существовала. Но никто не мог предположить, что основатель этой традиции М.Гарсиа-младший сознательно исказил истину и тем самым пустил под откос весь вокальный мир. Ведь все ученики М.Гарсиа, в том числе и Эверарди учили своих учеников петь на малом дыхании.От Усатова, ученика Эверарди и Шаляпин, наверняка, узнал этот главный секрет бэльканто. Недаром Эверерди назвал Шаляпина, когда последний был уже выдающимся певцом: Ти - моя внучка!.

ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПЕРИОД И АКТЕРСКАЯ ШКОЛА М. В. ДАЛЬСКОГО

Весной 1894 года Шаляпин покидает Тифлис, расстается с полюбившейся ему девушкой, не пожелавшей разделить его судьбу, и приезжает в Москву. Здесь он заключает договор на летний сезон со знаменитым антрепренером Лентовским, набиравшим оперную труппу для гастролей в увеселительном петербургском саду Аркадия. Эта первая служба в Петербурге закончилась трагикомически: опера прогорела, и знаменитый антрепренер вместо положенного гонорара выдавал Шаляпину лишь полтинники на обед. Первые дни жизни в столице России живо напомнили ему прежние годы нужды и лишений. К счастью для Шаляпина, опера прогорела еще до окончания летнего сезона и после недолгих колебаний певец вступает в оперное товарищество, нитый гастролировавшее в Панаевском театре. Служба в Панаевской опере протекала в более благоприятных условиях. Однако весьма скромная оценка его вокальных и артистических данных, известная по воспоминаниям современников и театральным рецензиям того времени, отнюдь не предвещала в нем выдающегося оперного артиста. Приятный бас у г. Шаляпина (Мефистофель); силы этого певца, кажется, не велики: под конец спектакля его голос звучал утомленно (в сцене в церкви и в серенаде, которую его, однако, заставили повторить).Сравнительно недурны были г-жа Хельде (Изабелла) и г. Шаляпин (Бертрам), и не более. С. И. Мамонтов, который через два года откроет Шаляпина Москве, а затем и Петербургу, увидев певца в роли Бертрама (Роберт-Дьявол Мейербера), признавался, что тогда он не произвел на него особенного впечатления.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236