english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



47

Особенную школу актерского мастерства он прошел у знаменитого русского трагического актера Мамонта Дальского, безраздельно владевшего тогда умами и сердцами петербургских зрителей. Нельзя было увидеть Дальского,- вспоминал в личной беседе артист О. Малютин,- чтобы не увлечься этим актером и не пропустить случая посмотреть его еще раз. Нервная мощь его артистического трагического темперамента, интуитивная сила проникновения в глубины человеческой души, игра нутром зижделась на сложной основе большого интеллектуального труда. В паузе без единого слова его глаза, движения, пальцы рук передавали все то, что происходило в его голове,-рассказывал автору этих строк артист Кручинин.

Особенным, неповторимым был голос Дальского, удивительно музыкальный, передававший в тончайших модуляциях почти вокального звучания естественные психологические состояния человеческой души. Главное в его голосе,- писал актер Россов,- была какая-то старинная красочность, т. е. способность посредством волнующих гармонических интонаций рисовать в звуках разнообразные картины исторической жизни. В модуляциях голоса,-писал Ходотов,-музыкальных нюансах, в переходах от пафоса к простоте - и был главный эффект впечатления.... Дальский покорял органически присущим ему трагизмом; в его темпераментном исполнении не было фальши; била ключом нервная мощь. Гибкий и пластичный Дальский обладал и совершенной техникой внешнего воплощения образа. Его исполнение было скульптурным и картинным в лучшем смысле этого слова. Каждое его движение, жест, выражение лица порождалось логикой душевного состояния персонажа. Создаваемые им образы отличались филигранной отделкой, безупречной техникой, которая подчас доводилась до блеска.

В творчестве М. Дальского Шаляпин почувствовал тот образец артистического таланта, к которому стремился. Он, мечтавший о слиянии творчества певца и актера, не мог не обра-тить внимания на особенный голос Дальского, соединявший в себе мысль, слово и музыку. Шаляпин знакомится с Дальским, становится его близким другом и даже поселяется в со-седнем номере знаменитого дома Пале-Рояль на Пушкинской улице, где жили артисты театров Петербурга. Неуживчивый и грубый Дальский был в то же время, как вспоминают хорошо знавшие его Малютин и Кручинин,-талантливым педагогом. Один урок Дальского оставался в памяти у актеров на всю жизнь.

С полюбившимся ему молодым певцом Дальский систематически занимался около года, если не более. Надо полагать, что именно Дальский приучил Шаляпина к длительной интел-лектуальной работе, предвосхищающей воплощение образа на сцене, прежде всего к работе над характером персонажа, жизнь которого он создавал на сцене. У вас, оперных артистов, всегда так,- говорил Дальский.- Как только роль требует проявления какого-нибудь характера, она начинает вам не подходить. Дальский знакомил Шаляпина с различными путями постижения характера, учил искусству жить и мыслить в образе. Надо полагать, что именно Дальский развил у Шаляпина способность сочетать порыв артистического тем-перамента и чувств, вдохновенную интуицию с рациональным контролем художника-мыслителя, создающего образ и наблюдающего его со стороны в процессе исполнения. Именно он положил начало развитию у Шаляпина способностей к внутреннему видению с его различными творческими функциями.

Дальский никогда не забывал, что воспитывает в Шаляпине не драматического актера, а певца. Работая с Шаляпиным, он стремился к тому, о чем мечтал и певец - к сближению вокальной речи с речью актерской, проникнутой большим психологическим содержанием. Дальский внушил Шаляпину отвращение к обычной для певцов бессмысленной форсировке звука в наиболее эффектных, эмоциональных местах вокальной партии. Умелым показом он убедил его в том, какой выразительности можно добиться, снижая силу звука до piano-pianissimo, если душевное состояние требует именно такой интенсивности звука. Дальский учил Шаляпина не только простоте и искренности, но и подчеркнуто усиленному способу выражения мыслей и чувств в вокальной фразе, оптимальной психологической насыщенности интонации каждого слова.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236