english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



58

Избранный путь синтетического развития таланта превратил малоизвестного певца, несколько лет певшего с переменным успехом, в великого Шаляпина - первого певца мира. Исследование творческой биографии художника освещает лишь общие истоки, условия и причины, породившие его талант, но еще не дает возможности проникнуть в структуру и свойства его основных творческих сил. Чтобы выявить эти силы и сделать доступными для изучения, необходимо представить талант в творческом процессе, на различных фазах создания и воплощения художественного образа. Ведь творческий процесс есть проявление таланта в действии. Поэтому воссоздание его различных фаз может служить одновременно и функциональной характеристикой ведущих творческих сил и способностей таланта.

Этот выпуск завершает второй раздел книги В.Л.Дранкова Природа таланта Шаляпина, в котором автор, используя методы биографического подхода рассматривает становление вокально-артистического таланта Шаляпина. Третья, завершающая часть книги посвящена собственно самой художественной системе Шаляпина.    ХУДОЖЕСТВЕННАЯ СИСТЕМА ШАЛЯПИНА

Творческое наследие Шаляпина, воспоминания современников. и теоретические высказывания певца, систематизирующие большой опыт наблюдений и самонаблюдений, убеждают в том, что в течение всей своей жизни великий артист стремился постигнуть закономерности художественного творчества.

В любых условиях социального и идеологического окружения Шаляпин оставался непоколебимо верным реализму. Добиваясь правды больших человеческих идей, создавая могучие по своим масштабам характеры, певец испытывал отвращение к натурализму, к внешней правде частных деталей.

Ставят Русалку Даргомыжского,- с возмущением пишет Шаляпин.- Как известно, в первом действии этой оперы стоит мельница. Выдумщик-режиссер не довольствуется тем, что художник написал декорацию, на которой изобразил эту самую мельницу, он подчеркивает ее: выпускает на сцену молодцов, и они довольно долгое время таскают мешки с мукой, то в мельницу, то на двор. Теперь прошу вспомнить, что на сцене в это время происходит глубокая драма. Наташа в полуобморочном состоянии сидит в столбняке, еще минута - она бросится в воду топиться,- а тут мешки с мукой!

- Почему вы носите мешки с мукой? - спрашиваю я постановщика. - Дорогой Федор Иванович, надо же как-нибудь оживить сцену. Что ответить? Ступай, достань веревку и удавись. А я уже, может быть, подыщу кого-нибудь, кто тебя сумеет оживить.... Нельзя-обидится! Скажет: Шаляпин ругается. Все творчество Шаляпина,- замечает Пазовский,- творчество высочайших художественных обобщений - никогда не снижалось до обыденности, житейского бытовизма.

Шаляпин прекрасно понимал значение театральной условности, но был убежден, что она должна определяться задачами художественной правды, а не превращаться в самоцель. В годы реакции, избежав идейно-художественных шатаний, которым подвергались многие писатели и деятели искусств, Шаляпин почувствовал опасность отхода искусства от жизни к теням формалистического модернизма. Непревзойденный мастер художественной формы, Шаляпин не мыслил ее в отрыве от жизненного содержания и больших общественных идей, воплощаемых ее средствами. Я не догматик в искусстве и вовсе не отрицаю опытов и исканий. Не был ли смелым опытом мой Олоферн? Реалистичен ли мой Дон Базилио? Что меня отталкивает и глубоко огорчает, это подчинение главного - аксессуару, внутреннего - внешнему, души - погремушке. Да, от него не ускользнуло идейное и художественное убожество воинствующих реформаторов театра, которые жилятся во что бы то ни стало придумать что-то новое, хотя бы для этого пришлось насиловать природу театра. Что это значит,- продолжает Шаляпин,- идти вперед в театральном искусстве по принципу во что бы то ни стало? Это значит, что авторское слово, что актерская индивидуальность - дело десятое, а вот важно, чтобы декорации были непременно в стиле Пикассо,-заметьте только в стиле: самого Пикассо не дают. Другие говорят: нет, это не то. Декораций вообще не нужно - нужны холсты или сукна. Еще третьи выдумывают, что в театре надо актеру говорить возможно тише - чем тише, тем больше настроения. Их оппоненты, наоборот, требуют от театра громов и молний. А уж самые большие новаторы додумались до того, что публика в театре должна тоже принимать участие в действе и, вообще, изображать собою какого-то соборного актера...

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236