english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



59

Этими замечательными выдумщиками являются преимущественно наши режиссеры - постановщики пьес и опер. Подавляющее их большинство не умеет ни играть, ни петь.К этим словам Шаляпина не плохо бы прислушаться и некоторым режиссерам современного театра. Я не удивлюсь,- продолжает он,- если завтра поставят Шекспира или Мольера на Эйфелевой башне; потому что постановщику важно не то, что задумал и осуществил в своем произведении автор, а то, что он, истолкователь тайных мыслей автора, вокруг этого намудрил. Великому артисту, с таким упорством формировавшему свой талант изучением творчества предшественников в самых различных областях искусства, эти новаторы, стремившиеся зачеркнуть традиции предшествующих художественных школ, казались невеждами. Шаляпин был убежден, что художник, новаторство которого построено на отрицании, изощряющийся в честолюбивом желании все делать не так, как у других, придумывать свое, ни на что не похожее, никогда не станет истинным талантом. Он превратится в формалистического штукаря, очень похожего на таких же, ему подобных. Позволю себе сказать, что и я в свое время был в некоторой степени новатором, но я же ничего не сделал насильно. Я только собственной натурой почувствовал, что надо ближе приникнуть к сердцу и душе зрителя, что надо затронуть в нем сердечные струны, заставить его плакать и смеяться, не прибегая к выдумкам, трюкам, а, наоборот, бережно храня высокие уроки моих предшественников - искренних, ярких и глубоких русских старых актеров... Это только горе-новаторы изо всех сил напрягаются придумать что-нибудь такое сногсшибательное, друг перед другом щеголяя хлесткими выдумками.... Я не могу представить себе беспорочного зачатия новых форм искусства ...Если в них есть жизнь-плоть и дух,- то эта жизнь должна обязательно иметь генеалогическую связь с прошлым. Прошлое нельзя просто срубить размашистым ударом топора. Надо разобраться, что в старом омертвело и принадлежит могиле и что еще живо и достойно жизни. Лично я не представляю себе, что в поэзии, например, может всецело одряхлеть традиция Пушкина, в живописи- традиции итальянского Ренессанса и Рембрандта, в музыке - традиция Баха, Моцарта и Бетховена... И уже никак не могу вообразить и признать возможным, чтобы в театральном искусстве могла когда-нибудь одряхлеть та бессмертная традиция, которая в фокусе сцены ставит живую личность актера, душу человека и богоподобное слово.

Художественная система Шаляпина охватывает не только общие методологические проблемы искусства. Она освещает и самые пути воплощения образа, постижения его характера.

Шаляпин явственно ощущал границы сознательного и подсознательного в творчестве. Подсознательное творчество не представлялось ему иррациональным. Он знал, что его порож-дала упорная работа сознания: Сознательная часть работы актера имеет чрезвычайно большое, может быть даже решающее значение - она возбуждает и питает интуицию, оплодотворяет ее...

Какие там осенят актера вдохновения при дальнейшей разработке роли - это дело позднейшее. Это-то он и знать не может, и думать об этом не должен,- придет это как-то помимо его сознания; никаким усердием, никакой волей он этого предопределить не может. Но вот, от чего ему оттолкнуться в его творческом порыве, это он должен знать твердо. Именно знать. То есть, сознательным усилием ума и воли он обязан выработать себе взгляд на то дело, за которое он берется. Все последующие замечания о моей манере работать относятся исключительно к сознательной и волевой стороне творческого процесса.

Любопытно, что в воспоминаниях Шаляпин ничего не говорит о вокальной технике своего голоса. Это не случайно. Вся его теория творчества пронизана мыслью о том, что язык искусства сам по себе не является первоосновой творчества и не может быть единственным предметом художественного образования. Господствующая школа учит, как надо тянуть звук, как его расширять, сокращать... Профессора этой школы употребляют темные для меня термины опереть дыхание, поставить голос в маску, поставить на диафрагму, расширить реберное дыхание... но все-таки суть дела не в этом... Эта школа,- продолжает Шаляпин,- не учит понимать психологию изображаемого лица, не рекомендует изучать эпоху, создавшую его. Именно в проникновении в человеческую психологию кроется для Шаляпина суть вокального дела: Песни без внутренней жизни никого не волнуют. Я только тогда могу хорошо спеть историю молодой крестьянки,-пишет Шаляпин в другом месте,- которая всю свою жизнь умиленно помнит, как когда-то давно, в молодости, красивый улан, проезжая деревней, ее поцеловал, и слезами обливается, когда уже старухой встречает его стариком... когда воображу, что это за деревня была, и не только одна эта деревня,-что была вообще за Россия, что была за жизнь в этих деревнях, какое сердце бьется в этой песне... Ведь вообразить надо, как жила эта девушка, если райское умиление до старости дал ей случайный поцелуй офицера в руку. Надо все это почувствовать, чтобы певцу стало больно. И непременно станет ему больно, если он вообразит, как в деревне жили, как работали, как вставали до зари в 4 часа утра, в какой сухой и суровой обстановке пробуждалось юное сердце. Вот тогда я, действительно, ,,над вымыслом слезами обольюсь. В сознании певца должна жить в музыке, мыслить и чувствовать душа человека, образ которого он воплощает на сцене. Техника вокального искусства должна передавать верное ощущение духовной и физической жизни персонажа.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236