english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



66

Музыкальные (специальные) способности соединялись с общими способностями, моделирующими образ персонажа. И последние, как волшебные друзья из сказки, помогали им выполнить самую трудную часть работы - расшифровать психологическое, визуальное, эмоциональное и в конечном счете идейно-художественное содержание вокальной партии.

И если вспомнить, что каждая структура образа наиболее успешно воплощалась средствами смежных искусств, а творческие силы, ее воссоздавшие, питались соответствующими художественными способностями, то нетрудно предположить, что в основе музыкальности Шаляпина были заключены тончайшие связи различных художественных способностей: музыкальных, актерских, вокальных, изобразительных, литературных и др. Только воздействием различных художественных способностей в структуре его музыкальности можно объяснить любопытные свидетельства современников, наблюдавших за Шаляпиным, впервые исполнявшим с листа новую роль. Как правило, художественная реакция на музыкальный образ наступала почти одновременно с прочтением музыки. В голосе певца уже проявлялся строй иного характера и жизненной ситуации. Как-то странно сдвигалось его лицо. Музыкальный образ как бы заставлял его рисовать на своем лице соответствующий облик человека. Действие его музыкальных способностей немедленно пробуждало к творчеству его актерские, изобразительные, а по-видимому, и литературные способности.

Такое взаимодействие способностей порождало многообразные творческие свойства его музыкальности. Уже на первой фазе творческого процесса, при чтении партитуры, в сознании певца возникали и психологические очертания образа. В них ощущались контуры характера, смутно рисовались лицо, движения, жесты персонажа. Эти первые очертания образа, рожденные музыкой, становились более четкими, объемными и характериологически точными, сливаясь с психологическими и визуальными очертаниями персонажа, полученными из второго источника оперной роли - ее литературно-драматической основы. Шаляпин, никогда не ограничиваясь прочтением оперного либретто, всегда обращался к литературному первоисточнику роли, относясь к нему с таким же уважением, как и к музыке оперного произведения. Он проникал в тайники сложнейших по своей философской и психологической организации литературных характеров глубже и достовернее многих исследователей литературы. Современникам казалось, что на сцене оживают: пушкинский Сальери, сервантесовский Дон Кихот, гётевский Мефистофель и многие другие. Но и здесь не было чуда.

Психологическая и философская проницательность, интуитивное постижение эпохи были следствием всеобъемлющей культуры, развитию которой способствовали особенные творческие свойства его художественного мышления. Он систематически читал, изучал историю и литературу. В период расцвета своего таланта он обладал подлинно университетскими знаниями в различных областях гуманитарных наук. Хорошо владел многими иностранными языками.

Работая над образом Бориса Годунова, он прочитал не только Пушкина, но и Карамзина, штудировал русскую историю по лекциям В. О. Ключевского. Когда Шаляпин готовил Мефистофеля,- вспоминает С. Василенко,- он прочитал книгу проф. Сперанского Ведьмы и ведовство, Историю инквизиции, Фауста Гёте целиком и все, какие только можно было найти старинные легенды о Фаусте . И это было в 1896-1897 годах, на заре его творчества. В дальнейшие годы он неуклонно расширял круг чтения. И не случайно, надо полагать, в ответ на вопрос молодого актера Рубена Симонова:

Как вы работаете над ролью? -Шаляпин молча показал на книги в своей большой библиотеке. Важным было не только то, что он много читал, но и то, как он читал. Еще в детстве, поглощая французские бульварные романы, он настолько ярко представлял себе Париж и образы парижан так крепко запечатлелись в его памяти, что, будучи впоследствии в Париже, он узнавал его бульвары и предместья. Ему казалось, что он уже был здесь, жил в этом городе.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236