english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



67

В дальнейшие годы, когда воображение Шаляпина необычайно обогатилось под влиянием синтетической школы вокально-музыкального, литературного, актерского и изобразительного творчества, певец мог оживлять содержание книги до такой степени, что чтение представлялось ему формой познания действительности, близкой к непосредственному ее восприятию. Воспоминания его друзей, путешествовавших с ним по Египту, свидетельствуют о необычайной силе и бесконечности воображения Шаляпина. Ночью в долине пирамид, перед лицом Сфинкса, озаренного лунным светом, Шаляпин внезапно преобразился. ,,Послушайте! - начал порывисто он. - На моих глазах сейчас совершается какое-то чудо! Между сфинксом и луной возникает какая-то мистическая связь, мне начинает казаться, что я живу в Древнем Египте. Вот там Изида на небе, вот сфинкс что-то шепчет ей, вот сейчас из-за пирамид покажется какое-нибудь шествие в белых одеждах и начнет совершать какой-нибудь таинственный обряд. Моя душа положительно наполняется сейчас какой-то суеверной тревогой. Сфинкс кажется мне до такой степени живым, что я не могу убедить себя, что это только иллюзия, не могу отвести глаз от этого лица, которое обращено все время к луне и все время усмехается ей. Это лицо - сейчас вполне человеческое лицо, которое отражает и душу, и чувства.

Это же воссоздающее воображение с не меньшею силой действовало и при чтении. Герои книг оживали в его сознании и Шаляпину казалось, что он живет в атмосфере другой эпохи, встречается с людьми другой среды. Он видел их, слышал голоса, чувствовал их мысли и жил их жизнью. Можно не сомневаться в том, что, читая, талантливый актер очень свободно вживался в характеры литературных персонажей, воссозданных его фантазией. Вместе с Мефистофелем он чувствовал себя немного дьяволом, мысленно препирался с богом, искушал и Фауста и Марту, вселял ужас в робкое сердце Гретхен. Он ощущал на себе и тяжкое одиночество царя Бориса, нарастающую угрозу возмездия и мучения его совести, жалел его и страдал вместе с ним, переживая его думы и чувства с такой глубиной, постигнуть которую мог лишь создатель этого образа А. С. Пушкин.

Чтение было особенной формой литературного творчества Шаляпина-писателя, действенным проявлением его ярких литературных способностей. Книги воссоздавали ему нравы и характеры различных эпох, народов и стран. Они сообщали ему такое разнообразие социально-психологических знаний, опыта исторического изучения быта, нравов, которые нельзя было бы получить в непосредственном опыте жизни. Это было реальное сближение великого актера с другой эпохой, рождавшее физическое ощущение жизни людей иной среды, сословного положения, национальности. Мышление, воображение и чувства, многообразно развитые в литературной, изобразительной, актерской и других художественных деятельностях, давали ему возможность постигнуть суть человеческой души персонажа. Такое эффективное творческое чтение приподнимает завесу над загадочной способностью Шаляпина проникать в самые сокровенные глубины души, чуждой по национальности, по времени, по всему своему историческому складу, овладевать ее таинственными изгибами, которая так удивляла Л. Андреева.

После музыки и литературы Шаляпину всегда помогали в поисках образа произведения изобразительных искусств. Музеи, картинные галереи, частные коллекции служили ему своеобразной экспериментальной творческой лабораторией, где он подолгу и систематически работал, часами всматривался в картины, скульптуры, графику, которые могли ему помочь создать искомый облик персонажа: его лицо, пластику жестов и движений, костюм и мн. др.

И перед его глазами скульптура и живопись оживали точно так же, как изваяние Сфинкса в Долине пирамид. Можно предположить, что такой, рожденный воображением из ткани живописи или скульптуры, образ человека ощущался им в самых различных ситуациях его жизни, в том числе и тех, которые можно было использовать артисту для сценического воплощения персонажа. Картина за картиной могли ему рисовать сцены, где в условиях той исторической и национальной обстановки наиболее многолико проявлялся его характер. Все это служило достоверному познанию искомой души человека определенной эпохи, страны и сословия.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236