english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



77

В кругу друзей Шаляпин часто полностью исполнял все оперное произведение. Пел партии, всех действующих лиц. Если исполнялся Борис Годунов,-вспоминает Асафьев,- то Шаляпин пел и Бориса, и Пимена, и Варлаама ... на лице жил, существовал, словно тут же созданный, на глазах у всех образ, кого воплощала его же интонация. Если Шаляпин сам подавал себе реплики, например, при передаче сцены в корчме, то персонажи этой наблюдательнейшей музыки буквально портретно возникали перед слушателями со всем прирожденным им внутренним миром... Иногда, в одной фразе, концентрировалась вся суть изображаемой личности, но так, что дальше вы чувствовали присутствие ее.Такая психологическая емкость каждой вокальной фразы могла быть достигнута лишь в результате филигранного исследования психологической конституции образа.

Откуда же такое совершенство психологического анализа и синтеза и как объяснить природу творческих сил Шаляпина, так естественно, состояние за состоянием, мысль за мыслью, раскрывавших и воссоздававших движения человеческой души персонажа, весь строй его характера? Ясно только одно, что Шаляпин раскрывал и вновь творил внутренний мир персонажа не умозрительным психологическим анализом ученого, а как художник, в интуитивном синтезе, улавливая черты характера, душевные движения в их живых проявлениях и тончайших ассоциациях. Психологические способности Шаляпина имели глубинную художественную основу.

И, думается, что ведущие свойства творческих сил, формировавших характер, порождались совокупной деятельностью дополнительных художественных способностей. Доминирующую роль в структуре этих творческих сил должны были играть литературные способности Шаляпина. Именно их функции направлены на воссоздание психологического строя персонажа, всех фондов его сознания и подсознания, всей логики его мыслей и душевных состояний. А деятельность Шаляпина, как исследователя человеческих душ, и заключалась, прежде всего в воссоздании этих душевных структур и их психологического движения.

Как известно, Шаляпин обладал яркими литературными способностями, развивавшимися в различных видах литературного творчества. Еще в.,1899 году в письме к Стасову Шаляпин писал: Я кроме пения иногда пописываю и в мой будущий приезд к Вам в Петербург привезу Вам и прочитаю коротенький лирический этюд, написанный мною стихом в прозе и посвященный осенней ночи, а если к тому времени еще что-нибудь напишу, то также привезу и прочитаю. Современники и исследователи Шаляпина не раз подчеркивали, что Шаляпин обладает зорким глазом писателя, ярким литературным мышлением и языком. Книги Шаляпина по справедливости можно назвать хорошими, полнокровными произведениями художественной литературы. Те отрывочные характеристики сценических образов, которые он дает в этих книгах, удивляют цепкостью социального и психологического анализа и проникновением в суть внутреннего мира персонажа. Его характеристика Варлаама в книге Маска и душа может служить образцом литературно-психологического исследования человеческой души, ее глубинных социальных истоков. Мусоргский с несравненным искусством и густотой передал бездонную тоску этого бродяги-не то монаха-расстриги, не то просто какого-то бывшего церковного служителя. Тоска в Варлааме такая, что хоть удавись, а если удавиться не хочется, то надо смеяться, выдумывать что-нибудь этакое разгульное, пьяное, будто бы смешное... Когда Варлаам предлагает Гришке Отрепьеву с ним выпить и повеселиться и когда он на это получает от мальчишки грубое: пей да про себя разумей! - какая глубокая горечь звучит в его реплике: Про себя! Да что про себя разуметь? Э-эх!.... Грузно привалившись к столу, он запевает веселые слова в миноре: Как едет ён, да погоняет ён, Шапка на ём, торчит, как рожон... Это-не песня, а тайное рыдание. Русские актеры обыкновенно изображают Варлаама каким-то отвратительным алкоголиком, жрущим водку. В его страхе перед полицейским приставом обыкновенно мерещится пре-ступность Варлаама: темное за ним, дескать, дело, он боится, как бы его не арестовали. Едва ли это так. Боится ареста?

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236