english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



101

Но в этом же лице ощущается безрадостное бытие Мефистофеля, тяжесть дум, которую он не может сбросить, безнадежное отчаяние старого неудачника, не способного понять, почему ему так не везет. Сильный внезапно оказывается слабым, растерянным и загнанным, много раз битым существом, и именно потому и таким озлобленным, вовсе не могущественным и по-своему несчастным. В этом образе Мефистофеля как бы заключены истоки самых различных его состояний, более широких и емких, чем они представлены действиями его в опере Фауст. И рисунок представляется определенным итогом художественного осмысления, образным воплощением сущности этого страшного персонажа.

Действие отмеченных выше закономерностей изобрази-тельного воплощения опорных контуров сценических персонажей можно проследить и при создании остальных ролей шаляпинского репертуара. В беспрестанных графических поисках создавались и осмыслялись роли Олоферна, короля Филиппа, Галицкого и др. В большой серии рисунков прорабатывался образ Дона Базилио. Каждый из них отчетливо выявлял характер ловкого пройдохи в чертах его любопытной внешности. Материализованные в графике контуры причудливого строения головы, утиного носа и подбородка составили основу опорного образа (внешнего облика и психологического строя) этого персонажа. Шаляпинские рисунки по праву можно считать материализованным внутренним видением певца художника. Они служили ему не только для воплощения внешнего облика, но и формой творческого процесса, в которой осмыслялся и фиксировался духовный строй персонажей, черты характера и даже мысли в той или иной ситуации сценической жизни. То искомое видение образа, в котором синтезировался и оживал характер персонажа, Шаляпин часто постигал с помощью рисунков. Не случайно именно в момент завершения работы над образом, вслед за мгновениями вдохновенного творчества на репетициях, когда образ проявлялся в полной гармонии художественной жизни, Шаляпин рисовал наиболее интенсивно, как бы уточняя, закрепляя только что найденные состояния душевного строя в облике персонажа. На одной из репетиций оперы С. Рахманинова Алеко, на глазах у изумленных певцов, Шаляпин внезапно превращается в страдающего Алеко. В перерывах он сидел,-вспоминает Э. Каплан,- в актерском фойе и, поддерживая общий разговор, рисовал на чем попало грим Алеко, с всклоченными кудрями и бакенбардами, напоминавшими знакомое лицо Пушкина.Вся шаляпинская партитура этой роли была испещрена набросками образа Алеко.

Опорный образ роли создавался перекрестными действиями многих художественных способностей певца, но завершался /6н и оживлялся на пороге и в процессе перевоплощения. Актерские способности, вслед за литературными, стимулировали творческие возможности изобразительных способностей, оплодотворяя их новыми свойствами. Благодаря их действию, образ оживал в воображении Шаляпина, а в очертаниях лица персонажа на рисунке просвечивали состояния его души. Об этом свидетельствует еще один любопытный факт творчества Шаляпина, описанный Л. Никулиным: Идет генеральная репетиция Юдифи, на которую приглашены высшие кругие петербургского общества, а он вышел на сцену без грима, пел вполголоса, почти про себяНазревал настоящий скандал. Шаляпин к тому же несколько раз прерывал репетицию, поправлял хористов и солистов. Сидевшие в ложе сановники были вне себя от ярости.

И вдруг Шаляпин запел полным голосом и спел арию Олоферна так, что театр дрогнул от оваций. И, точно найдя, наконец, то, что он искал, Шаляпин прошел вдоль сцены огромными шагами. Так воссоздавался образ Олоферна, как бы живое воплощение ассирийского военачальника. Когда репетиция кончилась, Теляковский все же решился сделать замечание Шаляпину. Он вошел в уборную и остановился в изумлении: гримировальными красками на стене уборной Шаляпин рисовал Олоферна. Тот грим, который он потом создал,-превосходное воплощение военачальника с древних ассирийских барельефов.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236