english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



102

Неудовлетворенный прежней трактовкой Олоферна, Ша-ляпин еще не чувствовал образа, его пластики, характера. Он не мог выйти в гриме и петь полным голосом. Он искал. Внезапное прозрение на репетиции, мгновенное перевоплощение -и рождается искомый характер, облик и эмоциональное состояние. Можно предположить, что именно в этот момент в коре больших полушарий певца пробудился к жизни динамический стереотип нового варианта образа Олоферна. Возник относительно устойчивый опорный образ роли. Началось настоящее творчество. Голос певца наполнился жизнью вновь найденного характера. Найденный опорный образ был тщательно зафиксирован в живописном портрете. Естественно, что в самом процессе изображения этого лица новая системность временных связей проходила особую коррекцию, становилась устойчивой и прочной. Именно благодаря изобразительному подкреплению опорные образы приобретали свое неотъемлемое качество, становились опорными, то есть устойчивыми, легко возникающими в любой ситуации.

Трудно переоценить роль изобразительной деятельности Шаляпина в создании опорных образов внутреннего видения. Это прежде всего явствует из того, что количество рисунков каждого образа насчитывалось не единицами, а чаще всего многими десятками, если не сотнями. Художник Бучкин го-ворил автору этих строк, что видел однажды на двери комнаты Шаляпина более пятидесяти зарисовок образа короля Филиппа. Комаровская рассказывала, что видела у Шаляпина в 1909 году около десяти зарисовок образа Сальери. Нет основания сомневаться в том, что для создания основных ролей своего репертуара - Бориса Годунова, Мефистофеля, Грозного, Дон Кихота - он исполнял значительно больше таких набросков. Если Шаляпин захотел,-писал еще в 1911 году корреспондент Петербургской газеты,-он мог бы создать целый альбом рисунков, сделанный им для каждой роли. К сожалению, большинство этих рисунков он, со свойственным ему легкомыслием, раздарил своим друзьям.

Естественно, что, рисуя один и тот же персонаж в разных состояниях более пятидесяти раз, вполне возможно было овладеть и контуром его внешнего облика, и соответственной динамикой его характера. Не говоря уже о том, что самый процесс рисования всегда служил художественным поискам, улучшению внутреннего видения и самого опорного образа. В любом случае ясно, что при таком многократном рисовании временные связи, образовавшие опорный образ внутреннего видения (динамический стереотип персонажа), становились очень устойчивыми, многосторонними и динамичными.

Некоторые рисунки Шаляпина сами выполняли функции опорных образов его творческого воображения, обладали их психологической емкостью. Особенность этой уборной,- писал корреспондент Петербургской газеты,-состоит в том, что все стены в ней испачканы углем. Все это-наброски типов, которые приходится изображать великому артисту. Вот дьявольский контур Мефистофеля, вот ассирийская борода Олоферна, вот нахмуренные брови Иоанна Грозного. Каждый набросок сделан рукой самого Федора Ивановича, и, гримируясь перед спектаклем, он все время посматривает на стену.

Эти рисунки становились действенными рычагами сценического перевоплощения. Поглядывая на них, Шаляпин, гримируясь, наносил на себя не только внешний грим, но и грим психологический, входил в духовный мир персонажа, ощущал звучание его голоса. И когда Шаляпин кончал гримироваться, он внешне и внутренне становился тем человеком, в образе которого он должен был сегодня жить и действовать на оперной сцене.

Материалы исследования фазы внутреннего видения и во-площения внешнего облика персонажа прежде всего убеждают в том, что вокально-артистическое искусство Шаляпина обуславливалось качеством и техникой внутреннего видения. Но внутреннее видение певца развивалось отнюдь не стихийными усилиями его сознания и воли. Ведущие свойства этой действенной творческой силы шаляпинского таланта (отчетливость, подвижность и устойчивость) формировались, если не порождались, его изобразительной деятельностью. Она не только совершенствовала основные свойства внутреннего видения, но и органически участвовала в создании многих вариаций опорного образа каждой роли. И если учесть функции изобразительной деятельности певца в совершенствовании творческих сил предшествующих фаз, то нетрудно будет убедиться, что целый ряд определяющих творческих сил таланта Шаляпина был обусловлен деятельностью его изобразительных способностей (живописных, графических и скульптурных).

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236