english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



104

Внутреннее видение служило Шаляпину творческим стимулом перевоплощения. Вначале оно подключало его к образу, а затем поддерживало перевоплощение на всем протяжении оперного спектакля. Поэтому Шаляпин так упорно искал внешние очертания образа и душевные его состояния для каждого момента сценической жизни персонажа.

Как говорилось выше, Шаляпин создавал, фиксировал и добивался устойчивости опорных образов внутреннего видения с помощью рисунков. Эти рисунки могли выполнять все функции опорных образов. Изобразительные способности Шаляпина служили неотъемлемым элементом творческих сил его таланта, осуществлявших перевоплощение в образ.

Исходной программой перевоплощения продолжала оставаться музыкальная характеристика образа. В музыке рождались очертания опорного образа, звучали мысли персонажа, ощущались его характер, судьба и многое другое. Нет надобности доказывать, что феноменальная музыкальность Шаляпина являлась первопричиной его вокального и сценического перевоплощения.

Но в фазе перевоплощения и сценического исполнения ведущими становились актерские способности. Перевоплощение сохранялось непрерывным воссозданием движений души: мыслей и переживаний персонажа. Движение души, которое должно быть за жестом для другого, чтобы он получился живым и художественно ценным,-писал Шаляпин,-должно быть и за словом, за каждой музыкальной фразой. Иначе и слова, и звуки будут мертвыми. И в этом случае, как и при создании внешнего облика персонажа, актеру должно служить его воображение. Надо вообразить душевное состояние персонажа в каждый момент действия.

Как часто при создании духовного мира образа многие современные актеры ограничиваются малым кругом специально подобранных мыслей, необходимых для решения данной сценической задачи. Сквозное действие по своей видимости получается цельным и как будто разрешает режиссерский замысел, но подлинно оригинальной душевной жизни персонажа при такой технике ее создания не возникает. Эти актеры забывают, что самое главное и трудное в искусстве - тщательное, кропотливое воссоздание человеческой души, безгранично емкой по своему содержанию, где каждая мысль развивается естественно, свободно, многосторонне, когда клубок этих мыслей в противоречивом сплетении рождает действие и слово, где сознание персонажа живет в полном смысле этого слова.

Хорошо известно, что объем человеческих мыслей, представлений, скрытых отношений души во много раз шире, нежели тот их итог, конкретные Мысли-действия, которые обуславливают данное слово и поступок человека. В сознании сталкиваются часто противоречивые, дискутирующие друг с другом мысли, рождаются неожиданные ассоциации, в которых настоящее переплетается с прошлым, уходящим в глубинную даль пережитого человеком, отложившегося в кладовых его подсознания. Такой же должна быть и душевная жизнь персонажа, воссоздаваемая на сцене актером. Лишь тогда, когда мысль персонажа будет обладать обертонами подсознательных ассоциаций, отрицающих ее или дающих ей неожиданное направление, сообщающих особенную эмоциональную окраску, эта духовная жизнь будет проявляться в подтексте действия или сказанной фразы с искренностью и непосредственностью жизненной правды.

Иной раз певцу приходится петь слова,-писал Шаляпин,-которые вовсе не отражают настоящей глубины его настроения в данную минуту. Он поет одно, а думает о другом. Эти слова - как бы только внешняя оболочка другого чувства, которое бродит глубже и в них прямо не сказывается...

.. .Марфа в Хованщине Мусоргского сидит на бревне у окна кн. Хованского, который когда-то поиграл ее любовью. Она поет как будто простую песню, в которой вспоминает о своей любви к нему: Исходила младешенька Все луга и болота, А и все сенные покосы; Исколола я ноженьки, За милым рыскаючи, Да и лих его не имаючи.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236