english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



109

Тайна способности к постоянному творчеству на сцене объясняется тем, что Шаляпин всегда владел гармонией образа и в избытке располагал всеми данными, составлявшими бытие персонажа. Эти данные художественно обрабатывались и подготавливались к творчеству методами и способностями различных искусств. Но этим не ограничивалось взаимодействие способностей в творчестве Шаляпина. Самое шаляпинское исполнение представлялось синтезом различных искусств. На сцене появлялся замечательный живописный образ, исполненный рукою актера-художника на собственном теле. Мгновение, и он оказывался скульптурой, живой, прекрасной в каждом своем положении. Полный жизни, он терзался мучениями совести, страдал, томился нездешней мукой и ощущался... как создание великого актера. И каждая мысль или побуждение этого удивительного создания искусств звучали в его голосе и поэзией духовной жизни человека, и музыкой чудесного голоса певца.

На зрителя одновременно действовали художественные средства нескольких искусств, и их воплощением был один Ф. И. Шаляпин. Каждое из этих искусств умножало силу воздействия остальных. Вместе они составляли волшебную гармонию синтетического произведения искусства. Эта существенная особенность сценического воплощения шаляпинских образов была отмечена одним из самых проницательных его исследователей-Э. Старком: Четыре искусства (музыка, поэзия, живопись и скульптура),-писал он,-сливаясь вместе, помогают артисту осуществить тот задуманный им образ, который Шаляпин - певец, трагик и художник и скульптор - творит на сцене перед глазами изумленного зрителя.

Общие и дополнительные способности Шаляпина создавали не только опорный образ персонажа, но и сами участвовали в его сценическом воплощении, выполняли функции специальных способностей. И, что особенно важно, свойства общих и дополнительных способностей переливались в специальные способности и в своем взаимодействии порождали их ведущие творческие свойства. Музыкальные и актерские способности Шаляпина насыщались творческими свойствами и методами способностей, моделировавших образ персонажа и обуславливавших перевоплощение.

Есть все основания полагать, что в творческой среде взаимодействующих способностей и методов различных искусств слагались и художественные свойства неповторимого голоса Шаляпина, его ведущей специальной способности. Сейчас трудно разгадать тайну физиологического феномена вокальной технологии Шаляпина. Никто не мог уловить строго определенной техники его дыхания и голосообразования. Не раскрыл ее и сам Шаляпин. Это объясняется тем, что его вокальная техника была очень многообразной, гибкой и динамичной. Подчиняясь художественному феномену, она изменялась и действовала в русле интеллектуальных задач психологического решения образа. Секрет его школы,-пишет Янковский,- заключен... в одухотворении каждой мелодической фразы, в том, что голосовые данные рассматриваются только как средства выражения образного начала.

Голос Шаляпина тоже перевоплощался, становился голосом персонажа, в образе которого жил певец. Он мог быть наполнен отчужденностью и холодом незднешнего бытия и теплотой отцовского чувства, удалой юношеской страстью и монашеским смирением, звучать то мудро и проникновенно, то язвительно, а иногда и по-старчески беспомощно, глухо и тускло. Нельзя,-говорил Шаляпин,-петь одним голосом старика и молодого, играя на балалайке и умирая, стоя и лежа, смеясь и плача.... Любой звук и каждая вокальная фраза его голоса были полны глубокого смысла, скрытого значения, выражали какое-то мгновение жизни данного характера, тончайшие оттенки и ассоциации его мыслей и переживаний в их сложном движении.

Виртуозно владея тембрами,-вспоминает Левик,-Шаляпин иногда менял их краски буквально на середине фразы. Так, например, в словах: Василий Иваныч, крестом тебя и богом заклинаю-слово Василий звучало радостно... Но уже в слове Иваныч звучала такая мольба, что казалось, его произнес кто-то другой... но уже со слова заклинаю голос становился рокочущим, угрожающим. Звук исходил как будто из настежь раскрытой ужаснувшейся души, в нем появлялся беловатый, сипловатый оттенок.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236