english version logo logo
version française
Музей Жизнь музея Оперный клуб Контакты
Главное меню
Главная
Шаляпин
О музеи
Фото
Оперный клуб
Письма
Статьи
Ссылки
Статьи Шаляпина
События
Гостевая книга
Карта сайта

Книги
Маска и душа
Страницы из моей жизни
Эдуард Старк "Шаляпин"
Природа таланта Шаляпина
Шаляпин и Горький
Бельские просторы
Вятский Шаляпин
Дранков



110

Человеческая душа персонажа звучала в самом голосе певца. Охваченная страстью, она жила: томилась, мыслила, радовалась, тосковала в бесконечном потоке его интонаций и тембров. Образ в своем развитии,-пишет Левик,-казалось, входил в плоть и кровь его голоса, наделял его каждый раз новой идейно-творческой интонацией.

Поднимается завеса над тайной шаляпинского пения. Надо полагать, что в структуре художественного ядра его голоса также взаимодействовали общие и дополнительные способно-сти певца. Синтез искусств продолжал свое действие и в вокале. Он обуславливал удивительную художественную объемность, многогранность вокального языка Шаляпина. В снятом виде в его голосе действовали все способности, участвовавшие в моделировании образа. Психологическую емкость вокальных фраз и отдельных слов обеспечивало развернутое ощущение тончайших движений и ассоциаций внутреннего мира персонажа, логики и удельного веса каждого душевного состояния в общей картине его духовной жизни. Эта сила психологического проникновения в сокровенные уголки человеческой души находит свое естественное объяснение в скрытом действии литературных способностей Шаляпина, в особенностях его мышления и воображения, развитых в литературном творчестве. Только сейчас литературные способности певца обслуживали художественные средства его голоса, способство-вали вокальной обрисовке жизни данного характера. Пение Шаляпина можно было не только слушать, но и видеть. Своим голосом он рисовал, как художник, удивительным образом насыщая вокальный звук свойствами зрительного образа. Окрест лишь тьма и мрак непроглядный...,- поет Шаляпин-Годунов. Это слово непроглядный,-пишет Старк,- произносится так выразительно, что перед вами точно встает необъятная темнота, которой нет ни начала, ни конца, и где рождаются лишь удушающие кошмары, роятся бестолковой толпою призраки, возникают какие-то уродливые, бросающие в холод видения и, налетая на душу человека, гложут и мучат ее.

Голос Шаляпина,-писал его биограф Добронравов,-палитра художника, владеющая всеми стилями великих мастеров, всеми способами письма. Его вокальное искусство- живопись звуками, которые так же ярки, как и краски, видимые глазами. Яркие и разнообразные тембры его голоса часто сравнивают с палитрой красок художника. Вообще,- пишет Янковский,-голос Шаляпина как-то ассоциируется с понятием цвета, потому, быть может, что за музыкальной партитурой всегда в самом исполнении певца возникала такая сложная палитра красок, что ассоциация напрашивалась сама собой. И эта аналогия вокального искусства Шаляпина с живописью не случайна. Собственный опыт изобразительной дея-тельности певца не мог не влиять на художественные особенности его голоса. Шаляпин, как художник, рисовал во внутреннем видении все, что представлялось глазам и душе его персонажа, а эти видения образно одухотворяли звучание его голоса и вновь рисовались многообразными оттенками его тембров. Его пение,-писал Похитонов, нельзя было только слушать. Его пение надо было, по выражению Н. А. Римского-Корсакова, звукосозерцать.

Нет надобности доказывать что выразительность звучания голоса Шаляпина, обуславливалась его актерскими способностями. Голос его всегда отличался естественностью разговорной речи, трагической глубиной, психологической достоверностью.

С.Ю.Левик однажды присутствовал на своеобразных вокально-артистических упражнениях Шаляпина. Певец пел для себя, без аккомпанемента, и, слушая его, шлифовал свой голос, очищая его от вокальных эффектов, прекрасных самих по себе, но мешавших вокальной обрисовке характера. В несении слова-мелодии,-пишет Янковский,-Шаляпин действовал приемами драматического актера: интонационная сторона его исполнения и чередование силы звука были направлены на то, чтобы утончить и уточнить смысловую ткань партии.Каждая его вокальная фраза была не только полна скрытым или явным смыслом, но и отличалась безупречной дикцией. Оплодотворенный актерскими способностями голос певца воссоздавал не только душевный строй и облик персонажа, но и ощущение его жизни. Слушая Шаляпина, зрители забывали об его искусстве, переживали судьбу персонажа, как живого человека. Слезы глотал,-вспоминает Похитонов,-и дирижировавший Направник. В благотворной среде взаимодействующих способностей голос Шаляпина насыщался свойствами музыкальных, литературных, актерских и изобразительных способностей. Этот ансамбль способностей воссоздавал в звучании голоса поющего актера-художника жизнь и душу персонажа и творил сокровенное начало шаляпинского голоса - одухотворенность каждой вокальной фразы. Общая многогранность таланта Шаляпина проявлялась в его многозвучных и красочных тембрах его голоса, в необъятных по емкости интонациях в полетности звука и т. д.

 
© 2007 - 2010 Дом-музей Фёдора Ивановича Шаляпина - сайт о музеи, жизни и творчестве Шаляпина.
Контакты с администрацией сайта: admin@shalyapin-museum.org
Контакты с администрацией музея: contact@shalyapin-museum.org
Адрес музея: 123242, Москва, Новинский б-р, д.25 - Телефон: 205-6236